Регби
Регби

Фу, туристы!


Все, кто интересуется футуризмом, знают, что его родоначальник Филиппо Томмазо Маринетти приезжал в Россию два раза — в 1914 и 1942 годах. Первый раз — с лекциями в Москву и в Петербург. Во второй раз, будучи секретарём итальянской Академии наук, Маринетти прибыл на Сталинградский фронт с инспекционной проверкой 8-й итальянской армии.

И лишь единицам известно о том, что на само деле великий итальянец побывал в России три раза, причём в первый раз задолго до первого и уж тем более второго визита. В июле 1906 года Маринетти приезжал в Одессу — в гости к своему дальнему родственнику, известному в Южной Пальмире преподавателю Новороссийского университета, президенту Общества Данте Алигьери в Одессе Джованни Сперандео. Филиппо провёл в Одессе несколько незабываемых дней. Но… будущий родоначальник мирового футуризма не был бы собой, если бы не стал участником хоть и маленького, но скандала. Прогуливаясь жарким летним днём по Городскому саду, Филиппо и Джованни встретили на своём пути легенду Одессы Рахиль Исааковна Гинзбург, воспетую много лет спустя Михаилом Векслером в его знаменитом двустишии. Рахиль Исааковна гуляла не сама — впереди неё бежал, натягивая изо всех сил поводок и заливисто лая на всех окружающих, фокстерьер с благородным именем Аполлон. Пёс был гордостью мадам Гинзбург — выведенные совсем недавно жёсткошёрстные фокстерьеры были в Одессе редкостью и вызывали повышенный интерес фланирующей публики. Увидев пёстро и даже вызывающе одетого Маринетти, Аполлон возрадовался и бросился к нему, заливаясь лаем, с явным намерением укусить. Будущего отца футуризма такой горячий приём почему-то не обрадовал — скорее наоборот. К смущению Джованни и удивлению окружающих, Филиппо встал на колени и сам стал лаять на собаку. Аполлон растерялся, заскулил и бросился к хозяйке.

— Фу, туристы! Как не стыдно! — укоризненно и даже негодующе фыркнула Рахиль Исааковна, безошибочно узнав в Филиппо иностранца.

Покрасневший Джованни, будучи уважаемым в городе человеком, поспешил образумить родственника, и оба итальянца незамедлительно покинули Городской сад под смешки и шушуканье горожан.

— Кто такие футуристы? — спросил Филиппо у Джованни, как только они повернули за угол, на Гаванную.

— Люди будущего, — не моргнув глазом, ответил Сперандео. Ему не хотелось обсуждать случившийся конфуз.

— Как интересно! — ответил Филиппо и задумался…

Прошло несколько лет, и культурную Европу взорвал опубликованный на первой странице французской газеты «Фигаро» «Манифест футуризма», автором которого, как вы уже догадались, был Филиппо Томмазо Маринетти. Случилось это 20 февраля 1909 года. Имя отца футуризма прогремело по всей Европе, а через пять лет он вновь приехал в Россию — уже в качестве приглашённой звезды.

Но на этом наша одесская история не закончилась. 18 марта 1929 года Бенито Муссолини сделал своего сподвижника Маринетти академиком, введя его в состав Итальянской Академии наук. Все надеялись, что итальянский бунтарь наконец образумится. Не тут-то было. Получив приглашение на академическую конференцию в Будапешт, Маринетти вместо доклада прочёл уважаемой публике свою новую поэму «Обыденная жизнь одного фокстерьера». Новоиспечённый академик, которому исполнилось пятьдесят четыре, во время чтения поэмы лаял, визжал и кусался. В финале, подражая собаке, он задрал ногу у стены.

Вам это ничего не напоминает?

Евгений ДЕМЕНОК.
2012 г.

Адвокат