Детская проституция: кого наказывать?


19 ноября 2010 года накануне Международного дня защиты прав ребенка в Верховную Раду Украины народным депутатом Владимиром Малышевым было внесено два законопроекта - № 7390 «О внесении изменений в Кодекс Украины об административных правонарушениях (относительно защиты ребенка)» и № 7391 «О внесении изменений и дополнений к Уголовному и Уголовно-процессуальному кодексам Украины (относительно защиты ребенка от торговли людьми и эксплуатации)». Оба они разработаны рабочей группой экспертов по вопросам усовершенствования законодательства в области защиты прав ребенка, созданной при Международном женском правозащитном центре «Ла Страда-Украина».

До депутатского рассмотрения этих законопроектов дело пока еще не дошло, но шума вокруг них поднялось уже немало. И не только в парламентских стенах, но и среди широкой общественности.

О важности и особенностях законопроектов, истинных намерениях их разработчиков рассказывают президент Международного женского правозащитного центра «Ла Страда-Украина», доктор юридических наук Екатерина ЛЕВЧЕНКО и директор юридического департамента этой общественной организации Марианна ЕВСЮКОВА.

- Похоже на то, что от своих инициатив вы имеете только головную боль. Некоторые СМИ и не только они – эксперты, в том числе, поспешили заявить о том, что, якобы, в своих законопроектах вы продвигаете идею легализации детской проституции. Так какими в действительности были ваши устремления?

Е. Левченко: Вы правы, наши предложения были неоднозначно восприняты даже специалистами. И это несмотря на то, что они постоянно находятся в теме. Что же тогда говорить об остальных людях! Поэтому мы вынуждены объяснять, к чему в действительности стремились и зачем экспертная группа, созданная при центре «Ла Страда-Украина», внесла именно те законодательные предложения.

Но вернемся к началу этой непростой истории. В 2009 году представительство Детского фонда ООН в Украине ЮНИСЕФ решило проанализировать украинское законодательство на предмет его соответствия Факультативному Протоколу к Конвенции ООН о правах ребенка относительно торговли детьми, детской проституции и детской порнографии. Намерение ЮНИСЕФ было вполне логичным. Как подразделение ООН, которое занимается правами детей, оно помогает государствам в адаптации национального законодательства к нормам международного права. В том числе – и к Факультативному Протоколу.

ЮНИСЕФ заключил договор с центром «Ла Страда-Украина» на проведение такого анализа. Соответственно, мы создали рабочую группу. Работа осуществлялась очень профессионально. Она проводилась совместно с экспертами Комитета Верховной Рады Украины по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности, Института законодательства Верховной Рады Украины, специалистами Академии прокуратуры Украины, Харьковского национального университета внутренних дел.

Когда мы проводили этот анализ, то обнаружили, что отечественное законодательство много в чем соответствует положениям Факультативного Протокола, а много в чем – не соответствует. И наша задача заключалась в том, чтобы те рекомендации, которые входят в наше исследование (а их очень много, они четко сформулированы) обязательно нашли свое отражение в национальном законодательстве. Экспертная группа работала по двум направлениям: развитие и усовершенствование административного законодательства, развитие и усовершенствование уголовного законодательства.

М. Евсюкова: Эти две темы вызвали наибольшее количество вопросов. Они тесно связаны между собой.

Так, например, согласно Конвенции ООН о правах ребенка и Факультативного Протокола, дети не могут быть объектами наказания за детскую проституцию. В нашем же Кодексе об административных правонарушениях существует 181-1 статья, которая определяет правонарушением занятие проституцией. Согласно статье 12 КУпАП, административная ответственность наступает с 16 лет. Таким образом, дети в возрасте от 16 до 18 лет становятся объектом административного преследования за занятие проституцией. Наказание предусмотрено, прежде всего, в виде предупреждений и штрафов.

Для того, чтобы привести национальное законодательство в соответствие с положением Конвенции ООН о правах ребенка и Факультативного Протокола, необходимо было упразднить ответственность детей за занятие проституцией. Что мы, в конце концов, и сделали.

- И это стало основанием для таких серьезных обвинений в ваш адрес?

Е. Левченко: Именно. Причем досталось не только нам, но и народному депутату Владимиру Малышеву. Но, как видите, мы были обвинены абсолютно безосновательно. Особенно, если принять во внимание деятельность организации «Ла Страда-Украина»: она всегда становится на защиту прав детей, все делает для того, чтобы они не были втянуты в занятие проституцией. Все это выглядит грустно, но мы не будем с этим мириться.

Дело в том, что в Совете Европы, в Организации Объединенных Наций занятие ребенком проституцией рассматривается не иначе, как его втягивание в эту самую проституцию. Потому что считается, что ребенок не может делать самостоятельный и сознательный выбор. Иначе говоря, если он что-то делает в этом направлении, то делает это под воздействием обстоятельств или окружающих его взрослых людей.

И задача государств заключается в том, чтобы ликвидировать социально-экономические предпосылки для детской проституции. Как говорила наша хорошая коллега, эксперт Совета Европы Моника Платек, нет детей, которые занимаются проституцией, есть дети, которые втянуты в занятие проституцией.

М. Евсюкова: Вернемся к статье 181-1. В соответствии с ней, занятие проституцией тянет за собой предупреждение или наложение штрафа от 5 до 10 необлагаемых минимумов доходов граждан. Те же самые действия, совершенные повторно в течение года, предусматривают наложение штрафа от 8 до 15 необлагаемых минимумов доходов граждан. В то же время статьей 24-1 Кодекса определено, что к несовершеннолетним в возрасте от 16 до 18 лет за совершение административных правонарушений применяются меры влияния, среди которых обязательство публично извиниться, предупреждение, порицание или передача под надзор родителям или лицам, которые их заменяют.

С детьми, втянутыми в занятие проституцией, сегодня, к сожалению, никто не работает. Исключение составляет разве что милиция. Но что она делает? Забирает с мест, где дети предоставляют сексуальные услуги. Чаще всего это – дороги. И… делает им предупреждение или передает под надзор родителям или педагогическому коллективу. Это – в лучшем случае. Вот и вся «воспитательная» работа.

А главная задача государства заключается в другом. Оно призвано реабилитировать этих детей, создать для них нормальные условия жизни, все сделать для того, чтобы они продолжили учебу. Потому что многие из них имеют только начальное образование.

Да, преимущественно это непростые дети. В большинстве своем они происходят из асоциальных семей или из интернатов, употребляют наркотические вещества, алкоголь. Да, иногда с ними трудно общаться, но это нужно делать. С ними нужно работать. А общество относится к ним как к правонарушителям…

Е. Левченко: Поэтому упразднение административной ответственности с детей, втянутых в проституцию, является шагом к тому, чтобы государство, наконец, серьезно занялось ими. Чтобы активно принялось за создание специальных социально-реабилитационных центров, за внедрение специальных коррекционных программ. Потому что некоторым детям уже нужна не просто реабилитация, а коррекция поведения.

Это сложная работа, но мы уже имеем соответствующий опыт. Четыре года назад внедрялись изменения к Закону «О предупреждении насилия в семье». И тогда я, будучи народным депутатом, предложила внедрить коррекционные программы работы с обидчиками. Помню, тогда все говорили, что это нереально осуществить. Мол, как с ними работать? Но сегодня должна сказать – эта идея хоть и постепенно, но внедряется в жизнь. И знаете – наши оппоненты притихли, потому что видят конкретные результаты.

- С первой вашей законодательной инициативой мы разобрались. По крайней мере, ваша позиция и ваши намерения стали понятны. Предлагаю перейти ко второму законопроекту – в чем заключается его особенность и важность?

Е. Левченко: Среди всего прочего, речь идет об изменениях, которые мы вносим в 303-ю статью Уголовного кодекса Украины. Что мы имеем сегодня? И это, к слову сказать, касается не только Украины. Всегда наказывается лицо, которое занимается проституцией или втянуто в занятие проституцией, если мы говорим о детях. Так уже сложилось в общественном сознании, так предусмотрено действующим законодательством. Также наказывается посредник или сутенер, но никогда не наказывался и доныне остается в тени третий субъект, ради которого, в конечном счете, вся эта деятельность и осуществляется, - клиент.

На протяжении нескольких десятилетий вокруг этого вопроса ведутся острые дискуссии. Некоторые страны уже отважились на конкретные шаги. Например, Швеция в 1996 году ввела закон, которым декриминализировала лиц, занимающихся проституцией и продающих сексуальные услуги, и, наоборот, криминализировала клиентов.

К этому можно относиться по-разному. Но международное сообщество едино во мнении, что необходимо криминализировать клиентов, покупающих сексуальные услуги от детей. То есть, от лиц, которые не достигли 18 лет. И эту новацию мы параллельно ввели законопроектом № 7391.

Что получается? Мы снимаем административную ответственность с ребенка и переносим ее на клиента, покупающего услуги, но уже не в виде административной ответственности, а в виде уголовной ответственности. Оставляя при этом ответственность всех посредников без изменений. Таким образом, говорить о том, что мы легализируем детскую проституцию, абсолютно непрофессионально.

М. Евсюкова: Наши оппоненты выдвигают достаточно странные замечания. Они не внесены в документы, но озвучиваются во время неформальных разговоров. Нам говорят – так что ж теперь клиенты должны предварительно заглядывать в паспорта тех, кто предоставляет им сексуальные услуги? А мы им отвечаем – может, лучше вообще в бордели не ходить?

- Уместное замечание. И все же, чем оппоненты аргументируют свое неприятие этой вашей законодательной инициативы? Вряд ли можно считать серьезным доводом необходимость, возникающую у клиентов, заглядывать в паспорта своих сексуальных партнеров.

Е. Левченко: Экспертное управление Верховной Рады Украины подало свои выводы. Если верить им, то наши законопроекты – глупость. Мол, действующее законодательство уже предусматривает ответственность клиентов за покупку секс-услуг от ребенка. Хотя в действительности это не так.

Эти эксперты опираются на статьи 155 и 156 Уголовного кодекса Украины. В них четко сказано – «отношения с лицами, которые не достигли половой зрелости» и «развращение несовершеннолетних». Но половая зрелость – это оценочное понятие. Делается соответствующая судебно-медицинская экспертиза относительно того, достигло ли лицо такой зрелости, или нет. И если проанализировать судебную практику и материалы органов внутренних дел, то можно прийти к выводу – сегодня половая зрелость обычно достигается в возрасте от 13 до 15 лет. Иногда это происходит даже раньше.

Если мы говорим о развращении несовершеннолетних, то там четко установлен предел – 16 лет. Таким образом, дети в возрасте от 16 до 18 лет пребывают в поле, незащищенном законом. И когда клиенты покупают у них сексуальные услуги, то они никакой ответственности перед законом за это не несут.

Подтверждением этому служит официальная статистика Министерства внутренних дел. Если посмотреть на нее, то создается впечатление, что в нашей стране отсутствует проблема детской проституции. Но это же не так! Я это к тому веду, что те статьи, на которые ссылаются эксперты из Верховной Рады Украины, остаются неработающими в аспекте детской проституции.

Соответствующие выводы поступили и от Национальной экспертной комиссии по защите общественной морали. Они тоже уверены в том, что мы имеем намерение легализировать проституцию.

М. Евсюкова: Повторюсь, но это принципиально важно – мы хотим переместить ответственность на клиентов. В действительности многие из тех, кто защищает клиентов, не думает о детях.

Должна сказать, что в Украине к детям в возрасте от 16 до 18 лет очень часто относятся как ко взрослым. А это – неправильно. Например, девушки могут выходить замуж уже в семнадцатилетнем возрасте. Комитет ООН по правам ребенка по этому поводу сделал Украине замечание. Речь идет о несоответствии брачного возраста, который должен наступать с 18 лет, Конвенции ООН о правах ребенка.

- Мы уже знаем ваших оппонентов. Осталось узнать – кто ваши союзники?

Е. Левченко: Наши союзники – ЮНИСЕФ и большое количество ученых. Это те, кто помогал нам исследовать отечественное законодательство, рецензировал его, это партнерские общественные организации.

Увеличится ли число наших сторонников – об этом мы узнаем уже в ближайшее время. Потому что нацелились провести несколько мероприятий и обсудить на них поднятые вопросы. Сейчас для нас главное – всколыхнуть общественное и профессиональное мнение. Ведь поднимаем нерядовой вопрос: он касается наших детей.

Мы очень обеспокоены ситуацией, которая может возникнуть во время проведения Евро-2012. Потому что подобные масштабные мероприятия всегда характеризуются значительным всплеском сексуального бизнеса. И будьте уверены – среди тех, кто в это время будет продавать свои сексуальные услуги, будут лица в возрасте до 18 лет.

Мы хотим, чтобы при въезде в Украину, скажем, в том же Бориспольском международном аэропорту зарубежным футбольным фанатам предлагали не карты с обозначенными местами, где можно «расслабиться», а информацию о том, что покупка сексуальных услуг от несовершеннолетних является преступлением, которое карается заключением на определенный срок. Но перед тем такая норма должна быть закреплена в действующем законодательстве.

- Какими будут ваши действия при условии, если ваши законопроекты не получат необходимой депутатской поддержки?

Е. Левченко: Технически законопроекты могут быть отозваны, но ничто не запрещает вносить их с изменениями на следующей сессии. Или можно подавать законопроекты на замену. Таким образом, выбор остается за субъектами законодательной инициативы, с которыми мы будем работать и в дальнейшем.

Отдельно хочу сказать о значительной роли Комитета Верховной Рады Украины по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности, в ведении которого находятся наши законопроекты. Он тщательно прорабатывает их, замечания, которые к ним поступают, проявляет большое желание разобраться по сути дела.

Одобрительно отнесся к нашим законопроектам Комитет ООН по правам ребенка. Об этом говорится в замечаниях Комитета, которые он направил нашему правительству в январе нынешнего года. Такая солидная международная поддержка очень много значит для нас.

Есть и другой весомый фактор, играющий на нашу пользу. Украина готовится к ратификации Конвенции Совета Европы, которая называется «О защите детей от сексуальной эксплуатации и злоупотреблений сексуального характера». Поэтому хотят этого наши оппоненты или не хотят, но им таки придется в дальнейшем делать те изменения в национальном законодательстве, которые мы предлагаем уже сегодня.

Роман НЕЧИПОРУК,
Национальный пресс-клуб «Украинская перспектива»

Адвокат