«Дети, берегите евреев!»


Недавно по нескольким сайтам Интернета пробежала строчка о том, что армянская община Львова предлагает переименовать Львов в Арьюц. Не замедлили опровержения этой новости. Я тоже подумала, что это чей-то розыгрыш, но слово Арьюц засело в голове.

Что бы оно могло значить по-армянски? Наверное, лев, то есть тот же Львов, но в армянском звучании. Кстати, армянская община Львова насчитывает несколько веков истории. Мой метод «дедукции» оказался верным. Действительно, по-армянски арьюц — лев. Я была довольна своей лингвистической смышленостью, но она, смышленость, не хотела на этом останавливаться, а продолжала усилия. Что-то очень сходное по звучанию крутилось в моей голове, пока не вспомнилось: бабелевский герой — Арье-Лейб с его фразой, завершающей рассказ «Как это делалось в Одессе»: «Но что пользы, если на носу у вас по-прежнему очки, а в душе осень?..».

Но вслед за литературной ассоциацией возник и житейский пример. У кузины моего мужа родился сын. Мальчика в память о дедушке назвали Львом. Потом родственники уехали в Израиль, и Лев поменял свое европейское имя на Арье. Так сложилось, что семья живет уже много лет во Франции, но и в Европе, естественно, бывший одессит с достоинством носит имя Арье…

Я не лингвист, это непрофессиональные догадки, но мне хочется верить, что зерно истины в них есть. Из трех сыновей Ноя только двое — Сим и Иафет, в отличие от Хама, — дали лингвистическое потомство. От Сима пошли языки семитские, от Иафета — яфетические, к которым относится и армянский.
Какую-то близость древних народов чувствовал Осип Мандельштам, когда писал строчки: «…И двести дней провел в стране субботней, которую Арменией зовут».
Поэт писал о геноциде армян и носил в сердце трагическую судьбу своего народа. Погибший в сталинском ГУЛАГе, он не дожил до страшных лет Катастрофы и не менее страшных нынешних, когда подонки отрицают Шоа…

…На Привозе, этой маленькой Вселенной, где обитают «дети разных народов», я однажды подошла в овощном ряду к «реализатору», как теперь принято говорить, за картошкой. Рядом с отцом стоял сын, необыкновенно красивый мальчик. Я не удержалась и спросила: «Откуда этот прекрасный принц?». Отец грустно улыбнулся и ответил — из Армении.

Нужно ли говорить, что теперь картошку и другие овощи я покупаю только у этой семьи — часто вместо младшего рядом с отцом стоит старший сын. Если младшего нет, я спрашиваю: «А где сегодня юный арьюц?». Отец смеется и говорит — на занятиях! Слава Богу, мальчик учится!

Глядя на эту семью, я вспоминаю старый анекдот: перед кончиной армянин говорит: «Дети, берегите евреев, с ними покончат — за нас возьмутся»…

Валентина ГОЛУБОВСКАЯ.

Адвокат