Айвазовский
Айвазовский

Давид Бурлюк и братья Сойеры


Рафаэл Сойер. Портрет Давида Бурлюка. 1943 г.

Рафаэл Сойер. Портрет Давида Бурлюка. 1943 г.

Давид Бурлюк. Портрет Мозеса Сойера

Давид Бурлюк. Портрет Мозеса Сойера

Американский период жизни Давида Бурлюка оказался самым продолжительным — около сорока пяти лет. За это время неистовый Бурлюк приобрёл множество знакомых и друзей, но среди ближайших было всего несколько художников — братья Рафаэль и Мозес Сойеры и Николай Цицковский, ставшие вместе с Бурлюком основой группы "Хэмптон-Бейз".

21 мая 1957 года Давид Бурлюк писал своему многолетнему другу по переписке, "духовному сыну", тамбовскому коллекционеру Николаю Алексеевичу Никифорову (письма публикуются с сохранением орфографии и пунктуации): "Вы пишете о моих друзьях. Друзей: братья Сойера, Цицковский и, конечно, около 600 "знакомых", но в наши годы, живя в деревне, видим их лишь на открытиях наших выставок или, если они приходят в нашу деревенскую местную галерею. Она открывается 1 июня. Маруся сидит там 3-5 после полудня пятн., субб., воскр.".

В многолетней переписке Бурлюков (Давида и его жены Маруси) с Никифоровым — множество упоминаний о братьях Сойерах. Вот отрывок из письма от 6 марта 1957 года: "В Тамбовской губернии родились (в Моршанске?) в семье раввина местного 3 братьев И., М. и Р. Сойер. Последние 2 близнецы (1899 г. 25 декабря). Они в 1911 г. мигрировали в САСШ. Говорят чисто по-русски. Прогрессивные. Мозес и Рафаил выдающиеся мастера соврем. америк. искусства. Наши дорогие, ближайшие друзья — Рафаил Сойер сейчас получил 7-ую уже Золотую медаль на академической нац. выставке. Чудесный человек. О Сойерах, родившихся на Цне (?), у меня имеется "поэма" — речь, читанная на одном их чествовании. Она по-русски. Найду (когда) пошлём".

24 марта 1957 года:

"Я вам должен переписать мою поэму о Сойерах — уроженцы Тамбовской губернии. Она у меня на столе".

18 июля 1957 года: "На днях пошлём вам книгу и книги Мозеса и Рафаила Сойер (мою поэму о них найду!) с автографами вам".

Бурлюк всегда писал о Сойерах в превосходной степени. Например, так: "Достал для вас книжку, биографию тамбовца Мозеса Сойера (он американский Дега) — попрошу его сделать вам автограф". Или так. Например (22 января 1959 года): "Это автограф знам. америк. художника Мозеса Сойер; его брат-близнец Рафаил Сойер. Оба выдающиеся представители амер. реалистической живописи".

Бурлюк и братья Сойеры принимали участие во множестве совместных выставок и подолгу сотрудничали с одними и теми же галереями — в первую очередь, с "ACA Gallery" в Нью-Йорке. Вот что пишет Бурлюк Никифорову 30 сентября 1958 года:

"Получили ли вы каталог америк. искусства Витней музей? Также 50 америк. художников? Просьба обответить. Там вы найдёте всё те же имена, что и на каталоге АСА. Сюжетная, анекдотическая живопись (в типе немецкой школы), господствующая ныне в СССР, в САСШ теперь не в моде. Здесь "в моде" искусство Сезанна, Ренуара, Der Blaue Reider, Кандинский, Макс Ф. Марк — Бурлюк, здесь братья Рафаил и Мозес Сойер и т.д.".

Проявлением дружбы стало написание портретов друг друга. Портрет Бурлюка работы Рафаэля Сойера (1939 год) был напечатан на цветных открытках в количестве 25 миллионов экземпляров. Так же поступил и Бурлюк — он написал портрет Рафаэля и также издал его на открытках. На одной из таких открыток 13 ноября 1958 года он написал Никифорову: "Вот наконец, эта открытка в вашей коллекции. Сойер получил в САСШ все золотые медали, которые за последние 150 лет были выданы величайшим мастерам живописи в Америке".

Ещё одним проявлением дружбы — традиционное для художников явление — стал обмен своими работами. Бурлюк пишет Никифорову (24 сентября 1961 года): "Вам посылаем 2 открытки портрета Р. Сойера, он будет представлен на америк. выставке в Москве. У нас до 25 его работ в нашей коллекции. Он ежегодно дарит "из уважения" к нам (как Бурлюку) свои работы".

Когда в 40-х годах прошлого века Бурлюки перебрались из Нью-Йорка в "деревню", на Лонг-Айленд, братья Сойеры купили себе летние дома неподалёку, но даже осенью и зимой приезжали в гости к Бурлюкам. "В САСШ мы, живущие "в деревне" (Хэмптон Бейз на Лонг-Айленде, — прим. авт.), 3 часа езды от Нью-Йорка (авто или жел. дор.), имеем спокойные недели, но уже с пятницы (вечер), субб. и воскрес. Начинается нашествие горожан. Приезжают близкие художники, как, напр., вчера были оба брата Рафаил и Мозес Сойер и их семьи", — писал Бурлюк Никифорову 10 сентября 1958 года.

Братья-близнецы Мозес и Рафаэль Сойеры родились 25 декабря 1899 года в Борисоглебске Тамбовской губернии, в семье учителя еврейской истории и литературы Абрахама Шоара (Сойера). В семье было шестеро детей. Отец привил детям интерес к искусству, возил их в Москву, в Третьяковскую галерею. "Искусство и литература были ежедневными занятиями в нашем доме. Наш отец был писателем и учителем, и остальные члены семьи всегда были заняты творческой работой — сочинительством, рисованием, вышивкой", — писал в автобиографии Рафаэль Сойер.

В 1912 году вся семья эмигрировала в США, и после года, проведенного в Филадельфии, Сойеры окончательно поселились в Нью-Йорке. Абрахам Сойер получил место преподавателя еврейской литературы в нью-йоркской иешиве (ныне Иешива университет), а братья Мозес, Рафаэль и младший Исаак решили посвятить свою жизнь искусству. Мозес и Рафаэль посещали сначала свободные вечерние занятия в художественной школе Cooper Union, некоторое время — в Национальной академии дизайна в Нью-Йорке, затем — в художественной школе Образовательного альянса (Educational Alliance).

Рафаэль Сойер писал в автобиографии:

"В 1919 году я поступил в Национальную академию дизайна, где я учился два или три года. За этим последовали несколько месяцев в студенческой Художественной лиге. После окончания Лиги я работал, чтобы заработать на жизнь, на нескольких фабриках и занимался живописью только в свободное время.

Когда я вспоминаю сейчас все эти годы, я с интересом для себя понимаю, что, как только я окончил Академию, я прикладывал большие усилия для того, чтобы забыть всё, чему меня там научили. И если мои одноклассники, бунтуя против обучения в Академии, попали под влияние Сезанна, Ван Гога и писали, как они, я действительно начал с самого начала и рисовал в открытой и почти наивной манере совершенно обычные вещи, которые были частью моего ежедневного существования (например, "Уроки танцев", разнообразные портреты моей матери, отца и членов семьи).

Когда я оглядываюсь назад и оцениваю свои работы настолько объективно, насколько я могу это делать, я вижу, что следовал единому определённому стилю. Это изображения той жизни, которую я знаю. Я обнаружил, что никогда не попадал под влияние "инноваций" — кубизма, или абстракции, или любых эстетических спекуляций в подобной манере. Влияние на мои работы оказывали, скорее, их тема, содержание и настроение. Я думаю, что я последовательно придерживался в своих работах искреннего взгляда и честной техники".

Оба брата работали в реалистической манере. Мозес писал портреты, натюрморты, ню, исполнял литографии. Провёл ряд персональных выставок в нью-йоркских галереях "New Art Circle" (1928), "Macbeth" (1939, 1940, 1943) и ACA Gallery. (1945, 1947, 1956), участвовал в групповых выставках, был членом Национальной академии дизайна и Американского института искусств и словесности. Его работы представлены во многих американских музеях, в том числе — в Музее американского искусства Уитни в Нью-Йорке.

Рафаэль помимо семейных портретов и портретов друзей (Арчил Горки (1940), Уильям Гроппер (1941), Генри Мур (1962), Осип Цадкин (1963), групповые портреты: "Художники и модели" (Н. Циковский, М. Сойер, Д.Д. Бурлюк, Х. Грос; 1948) и другие) писал сцены из жизни городских окраин и рабочих кварталов Нью-Йорка, в 40-х, отойдя от социальной тематики, писал ню, психологические сцены, занимался литографией и офортом. С 1932 года ежегодно проводил персональные выставки, участвовал в больших ежегодных и двухгодичных выставках в Музее американского искусства Уитни, Института Карнеги, Художественного института Чикаго, художественной галереи "Corcoran", Национальной академии рисунка и Пенсильванской академии искусств. С 1930-го преподавал искусство в учебных заведениях и студиях Нью-Йорка; был избран действительным членом Национальной академии дизайна (1951) и Американского института искусств и словесности (1958). Его работы представлены сегодня в музее Метрополитен, Музее современного искусства в Нью-Йорке и других музеях США.

Работы братьев Сойеров экспонировались в 2008 — 2009 годах в Государственном Русском музее и Государственной Третьяковской галерее — на выставке "Американские художники из Российской империи".

Все три брата похоронены на небольшом еврейском кладбище "Acacia" в Нью-Йорке.

А что же поэма Бурлюка, о которой Давид Давидович упоминает в своих письмах Никифорову? О ней также пишут во множестве других источников и даже энциклопедий — в статьях о братьях Сойерах. Она так и не была опубликована, как целый ряд других поэтических и прозаических произведений Бурлюка. Судя по всему, не попала она и к Никифорову — в противном случае она наверняка вошла бы в книгу "Д.Д. Бурлюк. Письма из коллекции С. Денисова", вышедшую в 2011 году в Тамбове — именно в ней собрана вся корреспонденция Давида и Маруси Бурлюков и Николая Алексеевича Никифорова.

Я задался целью разыскать поэму. Очевидно, найти её возможно было лишь в Америке — в архиве Бурлюка в университете Сиракуз либо других архивах. Но удача улыбнулась мне не в архиве Бурлюка, а в архиве… Мозеса Сойера. Это логично — рукопись была подарена Бурлюком имениннику сразу после публичного прочтения. Архивы американского искусства, собранные в Смитсоновском институте, дают поистине исчерпывающую информацию для исследователя.

Особый интерес представляют исправления — очевидно, поэма рождалась экспромтом непосредственно перед событием. И всё же она представляет собой не только биографический, но и литературный интерес. В русской поэзии обычно применяется строфа, состоящая из четырёх строк. В поэме "Братья Сойеры" Давид Бурлюк применил новую форму строфы — пятистрочие. Возможно, он и является её изобретателем. Интересно мнение об этом профессиональных литературоведов.

Приятно, что первая публикация поэмы Давида Бурлюка происходит именно в Одессе — ведь именно в нашем городе Давид Давидович Бурлюк стал дипломированным художником, окончив в 1911 году живописное отделение Одесского художественного училища по II разряду и получив диплом учителя чистописания и рисования.

Евгений ДЕМЕНОК.


Братья Сойеры

Посвящается Мозесу Сойеру, моему прекрасному другу.
Читано на его чествовании в Арт Аллайенс, Н.Й, в мае 1941.

1. 

В степях пустых
Вблизи Тамбова
Семейство Сойеров жило;
Мычала русская корова,
Мукою белою цвело
Борисоглебское село.

2.

Известны царские "достатки"
И угнетенья злой почин —
В итоге: скорбные заплатки
Нуждой отмечен ряд годин,
Жандарм где полный господин.

3.

Река Хопер, река Ворона
Блуждают там среди степей дубрав,
И розотучи небосклона
Несут свой дождевой устав
Для радостных цветов и трав.

4. 

Сестрицы две, четыре брата
у Сойеров жило в дому,
Перебиваясь небогато,
Перенося округи тьму,
Чтя верность клану своему…

5. 

О детство, золотое детство!
Купанья частые в реке,
Что волновалася в соседстве,
Качая грёзы в челноке,
В бездумьи летнем, налегке…

6. 

И Рафаил, и старший, Мозес,
Уже тогда в тетрадь души
Умели занести те грёзы,
Что постигаем мы в тиши,
Растущей в сладостной глуши.

7. 

Вот вечер… На столе клеёнка,
Где свет бросает керосин…
На ней так вдохновенье чётко,
Взнеслись Манхаттан и Бруклин,
Где неизвестен русский сплин.

8. 

И средь домов многоэтажка,
Фантазы неизвестных стран,
Взносилось чудо авантажно:
Бруклинский мост свой тяжкий стан
Наружил сквозь морской туман.

9. 

Мост этот был великий символ
Для братьев Сойеров всегда:
Мечтой стальной несокрушимо
Вязал чужие берега…
Там ступит, ступит их нога!

10. 

Как часто в свете отчей лампы
Шли братья наши через мост
В мечтах о Новосвете рампы,
Чтоб новой славе молвить тост,
Забыв монархии погост.

11. 

Мечты душе необходимы…
Мечтать мы все всегда должны…
Они надежд несокрушимых
В реальность обращают сны
Первичных наших дней весны!

12. 

Свершилось чудо! Перемена!
Заокеанский переезд
Семейства Сойеров по пене
В волнах под флаг полос и звезд,
Тамбовский бросивши насест.

13. 

В котле Америки "грингорны"
Глотают мутную волну…
Здесь путь долларов не проторен…
В эксплоатации плену
Едва пришлось не утонуть!

14. 

Да! Здесь, в стенах
Родных Альянса,
Где много лет тому назад
Стихи свои, как ныне, рьяно
Читать был вдохновенно рад,
Получен ими был заряд
Тогда огня любви к искусству,
Что вслед затем сквозь горы лет,
Наперекор всему паскудству
Несёт творец… Тот вечный свет,
Которому сравненья нет!

15. 

Несёт художник свои кисти,
Как рыцарь шпагу и копьё,
Не поддаваяся корысти,
Чтя достижение своё,
Где вдохновение поёт.

16. 

Творец всегда с братвой беднятства!
Он с тем, кто презрен, угнетен…
Страдальцами заводит братство…
Ему изломов свой поклон странных склон
Дарит колумбово поклон.

17. 

И в этот раз я рад приветить
Героев этих звучных строф
В кругу сердец друзей, сердец оправе,
Увидя в сём пииты долг,
Попавши в глаз, минуя бровь.

18. 

Прекрасный Мозес, чьи картины
Америку к себе влекут,
Как колоритные куртины:
Разлечься там, усесться тут,
Найдя глазам почёт — уют.

19. 

Мне, русскому-американцу,
Вдвойне почётно: голос мой,
Моих стихов рифмезный танец
Постигнет ум учёный твой,
И мой язык — тебе родной!

20. 

Поэт блистает своей песней;
Ты — симфонический закат —
Тебе разлив палитры тесен…
Ты краской, формами богат,
Мой Мозес, славный муз собрат…

21. 

Ты победил! Дари цветами
Своей алмазящей тропы!
Ты оценён уже веками
Во имя славной той борьбы,
Где Геркулесовы столбы.

David Burliuk.

Публикация в газете "Всемирные Одесские новости" № 3(93) за август 2015 г.

Адвокат