Регби
Регби

Чехи


Чехи обожают собак, но говорят на кошачьем языке.

Я захожу в кафе около дома. В нём трое женщин, четверо мужчин, пятеро детей и шесть собак.

Типично чешская компания.

Одна из собак — огромный сенбернар размером со стол, — подходит ко мне и молча требует, чтобы я её гладил.

Я глажу и напряжённо смотрю на витрину. На ней — одинокий кусок торта.

— Торт свежий? — спрашиваю я.

— Урчите, — отвечает мне молодой человек за барной стойкой.

Как урчать, когда тут собаки? Глядишь, подумают что-то неладное.

Будто бы читая мои мысли, сенбернар зевает всей огромной пастью. Зубов — как у акулы.

Что делать? Может, урчать надо, чтобы заслужить торт?

— Прямо вот совсем свежий? — спрашиваю я неуверенно.

Урчите, — отвечает бармен с лёгким недоумением.

Сенбернар тычет мне носом в ногу, чтобы я не переставал его гладить. На нас внимательно смотрят его друзья — большие чёрные ротвейлеры.

Как тут урчать?

— Можно мне кусок торта и кофе? — спрашиваю я робко.

Может, на этот раз обойдётся деньгами?

— Урчите, — отвечает бармен уже строго и с раздражением в голосе.

Большой чёрный ротвейлер поднимается со своего места и идёт ко мне. Видимо, хочет насладиться зрелищем моего урчания, а потом разорвать на куски.

Не доверяет сенбернару.

— Знаете что? Урчите сами! — смело бросаю я бармену и быстро направляюсь к дверям.

— На схледаноу, — флегматично говорят чехи.

Собаки удивлённо глядят мне вслед.

Я иду домой. Буду урчать в одиночестве.


Прекрасные дамы пахнут розами, а чехи пахнут пивом.

Просыпаясь утром, чех сразу же тянется за бокалом пива. Только после него он окончательно просыпается и идёт на работу.

На работе чех ждёт не дождётся обеденного перерыва, потому что за обедом можно выпить бокал пива.

Пиво в чешских ресторанах дешевле, чем вода.

И действительно — какой нормальный человек будет пить воду, если есть пиво?

Пить воду — это вредительство, потому что вода нужна для производства пива.

Про вечер я вообще молчу. Все чехи собираются в кафе около дома и пьют пиво. Включая маленьких детей. В чешских кафе около дома вообще нет других напитков.

Как только наступает утро выходного дня, на улицу радостно высыпают мамаши с колясками. В бутылочках у малышей, конечно же, пиво.

Чешские дети выплёвывают соску, если мамаша не смачивает её пивом.

Говорят, когда родился чешский Геракл, он тут же потребовал кружку пива. И только выпив её, принялся душить змея.

Возможно, змей был зелёным.


По улицам Праги стало страшно ходить.

Особенно в центре.

Вацлавская площадь, раннее утро. Я жду приятеля, и, чтобы не терять времени, одновременно греюсь в лучах робкого весеннего солнца.

Вдруг из-за угла, как чёрт из табакерки, выскакивает здоровенный детина и быстро направляется в мою сторону.

Старательно делает вид, что не ко мне, а просто спешит по делам. Вот он уже рядом. Почти прошёл. Но вдруг — взгляд его меняется и даже как-то просветляется, словно он вспомнил что-то очень важное.

— Экскурсии не желаете? На русском? — спрашивает он учтиво, но как-то строго.

— Спасибо, не желаю, — отвечаю я.

— Опытный экскурсовод, — продолжает он ещё строже.

— Не нужно.

— Ну что же, хорошего дня, — говорит он укоризненно и вроде как собирается уходить, но — взгляд его снова меняется и просветляется.

— Нет, спасибо.

— Жаль, — бросает он расстроенно и идёт дальше, словно бы спешит по делам. Через пять минут я встречаю его за углом, вместе со старшим, который натаскивает таких, как он, и потом выпускает на беззащитную жертву. Старший, конечно же, из экскурсионного бюро.

— Рестораны на русском, — думаю я. — Какой казус. Неужели за приезжими итальянцами тоже охотятся такие зануды? Предлагают ресторан на итальянском? Французам — на французском, а испанцам — на испанском? Нет, мне кажется, они ходят в обычные рестораны. Для всех.

А мы один раз попались на наживку и зашли в «ресторан на русском». После долгой ходьбы по тёмным коридорам вдруг попали прямо на кухню, где сидели трое мрачных мужчин устрашающей наружности и нецензурно ругались. Потом нас завели в зал, где в интерьере вокзального ресторана сидело несколько несчастных пар. В зале царило напряжённое молчание, и мы подумали, что эти пары — просто приманки для того, чтобы заманить туда нас. Помимо всего прочего, там дурно пахло.

Кстати, в то утро на Вацлавской площади на меня напало ещё несколько человек, предлагающих экскурсии. Сначала я отнекивался, потом молчал. А на последнем опробовал новый способ:

— Шо-шо? — сказал я. — Не розумию.

Агентша отскочила, как ошпаренная.

Вот уже третий день ко мне никто не подходит.


(«Урчите» — «конечно» по-чешски — прим. автора).

Евгений ДЕМЕНОК.
2015 г.

Адвокат