Марк Соколянский открывает новые грани творчества Гоголя


Когда мой учитель покинул Одессу, мне это было очень больно. Формально мне довелось учиться у других, но вплоть до своего отъезда за границу замечательный литературовед Марк Георгиевич Соколянский добровольно взял на себя труд читать мои театральные рецензии до отправки в редакцию, за что я ему безмерно благодарна. До него моим образованием столь же неформально и бескорыстно занимался другой литературовед, Борис Абрамович Владимирский, который, увы, уехал еще раньше. Не скрою, без них нередко предаюсь унынию. Но бывают и счастливые мгновения редких встреч и заочного общения. Свежайший пример: одесское издательство «Астропринт» коллекционным тиражом в три сотни экземпляров (мало, но по нынешним временам и это хорошо) выпустило новую книгу Марка Георгиевича Соколянского «Гоголь: грани творчества», предназначенную для литературоведов, студентов филологических факультетов и всех, кто всерьез интересуется гоголевским творческим наследием. Книга состоит из очерков, либо уже опубликованных в современных научных изданиях, либо готовящихся к публикации. Автор, известный одесский литературовед, ряд последних лет проживает в немецком городе Любеке, и вполне понятно, почему первый очерк сборника заостряет внимание на малоизвестном эпизоде пребывания классика в этом городе. Гоголь, без преувеличения, одна из наиболее загадочных фигур русской литературы, и до сих пор некоторые житейские или медицинские подробности его биографии так и остались непроясненными. Невозможно до конца пролить свет на заграничную поездку двадцатилетнего в ту пору писателя и в рамках данного очерка. И все же, и все же…

В отличие от многих отечественных исследователей, в глаза не видавших Любека, Марк Георгиевич воспользовался возможностью пройти маршрутами Николая Васильевича и установить, что тот пробыл в городе никак не считанные дни, как можно было ошибочно судить из «Авторской исповеди». Документальные подтверждения своим догадкам Соколянский отыскал в местной краеведческой литературе, никогда на русский язык не переводившейся. «Разумеется, это всего лишь отдельные страницы в жизни Гоголя, важность которых, видимо, не стоит сильно преувеличивать, - пишет автор в очерке «Гоголь в Любеке». – Однако и вовсе не учитывать их никак нельзя. Во-первых, потому что для научной биографии писателя в той или иной мере существенны все события – большие и малые. Во-вторых, и это, по-видимому, имеет особое значение: пребывание писателя в Любеке оставило след не только в его эпистолярном наследии, но и в литературном творчестве».

Гоголь вольно обращался не только с датами собственной биографии, ведь был он в первую очередь художником слова, любил преувеличения, создающие впечатляющий эффект (чего стоит, например, якобы «двадцатипудовый» вес Тараса Бульбы, если помнить, что в каждом пуде шестнадцать килограммов). От этого не менее интересно читаются очерки «Историзм повести «Тарас Бульба» и «Об историзме «Мертвых душ». Строка за строкой читатель все явственнее приходит к пониманию: писатель воссоздавал широкую картину российской жизни, соотносимой с рамками целого исторического периода, задавая вопросы не только современникам, но и потомкам.

Очерк «Мертвые души» как роман большой дороги» исследует претворение традиции европейского романа, идущей от Сервантеса – ведь сегодняшние споры в духе времени о том, русский ли, украинский ли писатель Гоголь, попросту мелки, это фигура заметная в масштабах Европы, вокруг нее нужно не копья ломать, а объединиться да примириться…

Что отличает соотечественников от европейцев коренным образом, Николай Васильевич, кстати, понял еще во время первого посещения Европы, тут снова приходится говорить о Любеке. Классик писал в августе 1829 года оттуда матери, как приятно его поразила «чистота в домах необыкновенная», в том числе и чистота воздуха: «Неприятного запаху нет вовсе в целом городе, как обыкновенно бывает в Петербурге, в котором мимо иного дома нельзя бывает пройти…». Подробнее на сей счет написано в очерке Марка Соколянского «Какой-нибудь памятник или просто забор…» (Знаковая функция грязи в художественном мире Гоголя)». Но, конечно же, Европа Европе рознь; так, у Диккенса не менее сатирически изображается грязный быт Британии.

«Все Европой дышит, веет» в не особенно популярном произведении Гоголя, отрывке «Рим», которому посвящен очерк «Хоть поздно, но вступленье есть…». Для литературоведа нет различия в степени популярности исследуемого материала. Соколянский так же тщательно исследует «Рим», как и в последнем очерке своей книги рассуждает «О гоголевских традициях в дилогии И. Ильфа и Е. Петрова». Романы «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок», будучи вершинами сатирической прозы двадцатого века, остаются бестселлерами и сегодня. И начинается вышеназванный очерк впечатляющей цитатой из начала девятой главы «Золотого теленка»: «…Параллельно большому миру, в котором живут большие люди и большие вещи, существует маленький мир с маленькими людьми и маленькими вещами. В большом мире изобретен дизель-мотор, написаны «Мертвые души», построена Днепровская гидростанция и совершен перелет вокруг света. В маленьком мире изобретен кричащий пузырь «уйди-уйди», написана песенка «Кирпичики» и построены брюки фасона «полпред».

Гоголь действительно был любимым писателем Ильфа и Петрова – не случайно в театре «Колумб» («Двенадцать стульев») ставят именно «Женитьбу»; по жанру оба знаменитых романа являются «романами большой дороги», как и «Мертвые души» («птица-тройка» в духе времени сменилась «автопробегом по бездорожью и разгильдяйству»). К массе прототипов Остапа Бендера следует причислить и литературный, то есть Хлестакова… Подпольный миллионер Корейко шлет привет скупщику мертвых душ Чичикову, даже головной убор у них общий – бекеша... Голубой воришка Альхен, как и Артемий Филиппович Земляника, грабит богоугодные заведения. А умению сочинять «говорящие», комично-выразительные фамилии своих персонажей Ильф и Петров учились, конечно же, у Гоголя, нарекавшего героев Коробочкой, Неуважай-Корыто, Держимордой, Яичницей, Ляпкиным-Тяпкиным и так далее.

Нет сомнений, книга «Гоголь: грани творчества» найдет в Одессе своего читателя, окажется востребованной. Приятно также сообщить, что автор, Марк Соколянский, планирует приезд в родной город к началу апреля, когда состоятся торжества, посвященные двухсотлетнему юбилею Николая Васильевича.

Мария ГУДЫМА.

Адвокат