Дякую
Дякую

Порт тысячелетий


Трудно, почти невозможно себе представить, что в нашем регионе, неподалеку от нынешней Одессы, на берегу Бугского лимана без малого тысячу лет к ряду функционировал обширный и регулярно посещаемый античный порт. Я говорю об Ольвии — крупнейшем в Северо-западном Причерноморье древнегреческом полисе, столице значительного государства.

В VI веке до нашей эры — IV веке нашей эры Ольвия прочно вплетена в историю античной цивилизации: она входила в Афинский морской союз, находилась под протекторатом скифских царей, пережила осаду Зоопириона, одного из полководцев Александра Македонского, и разгром, нанесенный племенами воинственных гетов. Город окружали мощнейшие оборонительные стены и башни, перед которыми на дне лимана подводными археологами обнаружена большая пристань и примыкающие к ней «амфорные поля» (амфоры — основная тара, предназначенная для перевозки вин, масел и др.; амфорный бой абсолютно естественен в месте постоянной разгрузки судов).

Раскопки разных лет выявили агору — общественный центр, где находился священный участок (теменос) с впечатляющими алтарями и храмами Зевсу, Аполлону и другим божествам, торговые ряды, суд (декастерий), гимнасий — учебное заведение для юношей (одновременно военное и гуманитарное), театр, казармы римского гарнизона (участок «Цитадель»), бани, водоводы, уникальный сверхглубокий колодец, многочисленные цистерны и зерновые ямы, жилые и общественные здания разных эпох, некрополи (кладбища) и т. д. Широка и разнообразна палитра находок предметов материальной культуры: статуи и посвятительные надписи, терракотовые статуэтки, бесчисленные типы керамических изделий, рабочие инструменты, монеты (долгие годы Ольвия чеканила собственную монету), формы для отливок, ювелирные изделия и др.

Исследователи связывают вступление Ольвийского государства в Афинский морской союз с экспедицией небезызвестного Перикла. В принципе, поход афинского флота в Эвксинский Понт преследовал цель налаживания бесперебойного продовольственного снабжения Афин в условиях потери египетского хлебного рынка и в преддверии надвигающейся войны со Спартой. Как важнейшая причерноморская торговая фактория Ольвия была надежной фуражной базой, но в то время находилась под властью скифских царей. Войдя с мощным военным флотом в ольвийскую гавань, Перикл вернул ольвиополитам автономию, включил это государство в Афинский морской союз, и с этого момента скифские наместники ретируются из города.

Вместе с фотокорреспондентом Иваном Череватенко мы посетили Ольвию в разгар раскопочного сезона: работы проводит Киевский институт археологии Академии Наук Украины под руководством многоопытного исследователя Валентины Крапивиной. Раскопки последних лет серьезно уточняют представления о раннем (архаическом) и заключительном периодах существования полиса. Так, под руинами римской цитадели открыты жилые и хозяйственные сооружения, относящиеся к младенчеству Ольвии. Буквально за день до нашего приезда известный киевский искусствовед и археолог Людмила Лысенко и ее юные помощники, одиннадцатилетние Никита Крэй и Федя Губарь, нашли в древней хозяйственной яме сразу три целых предмета времен расцвета города: канфар (двуручный кубок), небольшую амфору и терракотовую статуэтку, изображающую женскую фигуру в складчатом одеянии. Параллельно обнаружен другой уникальный кубок, обильны нумизматические находки.

Напоминаем о том, что из ольвийского камня была построена турецкая крепость и другие сооружения в Очакове, да и всё село Парутино (Ильинское, когда-то принадлежало Мусиным-Пушкиным). И несмотря на поистине варварское разрушение выдающегося памятника древней культуры, Ольвия по-прежнему производит впечатление своими масштабами. Довольно осмотреть титанический склеп Еврисивия и Ареты и склеп под Зевсовым курганом, целиком сохранившийся алтарь для возлияний вина и масла на священном участке, колоссальные блоки оборонительных стен и оснований башен.

Сейчас, в летние жары, «лиман цветет». А весной и осенью, когда вода прозрачна, хорошо просматриваются покоящиеся на дне камни древних молов, окатанные керамиды (черепица), донья, венчики, ручки, стенки амфор, доставлявшиеся сюда купеческими судами со всего Средиземноморья: с островов Фасос, Лесбос, Хиос, Родос, из городов Южного Понта — Синопы и Гераклеи (территория современной Турции) и др. Можно представить себе радость ольвиополитов, приветствовавших швартующиеся в гавани триеры (корабли) освободителя Перикла.

Ольвийский музей базируется в возвышающейся над Бугским лиманом старинной маячной башне так называемого светового телеграфа: когда-то подобные башни находились в пределах видимости и передавали полученные сигналы по цепочке. Музей изобилует представительными экспонатами, в том числе изысканными чернофигурными и краснофигурными сосудами, принадлежавшими местной знати, крупными номиналами местной монеты (так называемые ассы) и мелочью (монетки в форме дельфинов, нередко с надписями). В экспозиции наше внимание обратил на себя великолепный мраморный шток античного якоря.

Функциональное назначение Ольвии как крупного порта, экспортера сельскохозяйственной продукции, и в то же время военного форпоста Афин фиксирует герб, отчеканенный на монетах, — орел, терзающий в когтях дельфина. В то же время главными божествами ольвиополитов были Аполлон Дельфиний и Ахилл Понтарх, покровители мореплавателей и коммерсантов. К слову, в римское время морской торговлей в Северном Причерноморье занимались и евреи, выходцы из малоазийских и североафриканских портов.

Об Ольвии подробно повествует «отец истории» Геродот, когда-то здесь побывавший: в частности, он рассказал историю скифского царя Скила, имевшего собственный роскошный дворец в Ольвии. Рожденный от гречанки, Скил поклонялся греческим богам, был уличен соплеменниками в измене заветам предков и казнен. Один из авторов римского времени говорит о том, что жители города хотя и говорят уже с ощутимым «варварским» акцентом ввиду удаленности от метрополии, наизусть читают Гомера. В городе был и свой собственный писатель, Дионисий. Правда, до нас не дошли его сочинения.

В одной из древних ольвийских надписей упоминается — небывалый в истории античной цивилизации случай! — замужняя жрица. Как могло произойти такое: посвященная божеству девственница была отдана некоему лицу в жены. Исследователи нашли единственное толкование. Во время осады города войсками Александра Македонского жители приняли беспрецедентные меры защиты, в том числе освободили всех рабов. Тогда же невероятный почет заслужил ольвийский гражданин Протоген, на свои средства укрепивший городские стены, обеспечивший горожан продовольствием и т. д. Не ему ли в ознаменование особых заслуг перед отечеством и отдали в супруги жрицу?

Подобный интернациональной Одессе, наводненный экзотическими этносами, порт был на редкость веротерпимым. Например, в международных отношениях здесь практиковались так называемые проксении, по сути — двойное гражданство: то есть те или иные лица в связи с определенными заслугами пользовались равными правами в Ольвии и одновременно в каком-нибудь другом античном центре. И это одна из причин живой вкрапленности Ольвийского государства в орбиту средиземноморской торговли и культуры.

Теперь, когда на Приморском бульваре устроена смотровая площадка на античную кладку давнего предшественника Одессы (возможно, упоминаемой древними авторами Гавани Асиаков), город-порт Ольвия зримо, убедительно, рельефно демонстрирует то обстоятельство, что мы действительно наследники замечательной цивилизации, опыт которой может и должен научить нас чему-нибудь позитивному.

Олег ГУБАРЬ.
Фото Ивана ЧЕРЕВАТЕНКО.

Адвокат